Перейти ко второй части статьи

It is often referred a role of the church in Russian society tends to be more important today. It is a trivialism that the authority of the state does give support to this tendency – as if Russian government were wanted Orthodoxy becoming a ‘mortar’ which would sticking together different layers of society, instead of all that is left, instead of communism’s mindset. But how much truth’s is in that? Let’s use a wise bible tip of tree being ‘known by its fruits’ and pose the question by the following: If authority’s support exists, then how does it manifest itself? ‘Ezhednevniy Zhournal’ magazine tells about the accepted amendments in the national budget on 2014-2016, according to that the Russian Orthodox Church (i.e. ROC) gets 158 billion rubles in 2014 and 600 million rubles in 2015 straight from the public purse. The payment will be affected under the article ‘Enhancement of Russian nation’s integrity and culture development of Russian nationalities’. There are the other facts helping us to understand between the church and the government in Russia. For example, it has been several clergy’s representatives’ open announcement; devoted large sums of money that the ROC obtains from giant local companies with significant public take in them. It’s referring of really large sums of money and we could hardly believe such pots of money to be sent on small deeds. Indeed, it must be acknowledged: all talks about clericalism or spiritual resurrection – depends on how you feel it – is not bare blab.

From my point of view the idea of using Orthodox Christianity in the capacity of Russian national idea is quite unprospective. Hardly somebody would object that national idea has to unite different layers of Russian society from the poor to the reach and from the youth to the age. In that Orthodoxy should induce all the people in to its beat. For the religion it means that it should win truly believers in every social layer. It is needed that people’s faith to be sincere because only substantial faith bringing people together. Visibility can be every one; it is omissible in the case. Orthodoxy has the potential to enlist somewhat quantity of the poor and it does in reality. Most of them have the unthought belief to be honest. For instance, very true-life character – a tattooed ex-con. He stealing and can kill on occasions, but tells that ‘believes in God’. This is because he feels some vague and reverent feelings looking at Christian crosses, cupolas and hearing bells. The old man, who is afraid of the death and makes shrift every day is vivid as well. Or old that woman. She is lonely but she meets in a church her friends and find in it «woman-like interest» that reminds her quiver for some ‘Holio’ from 99 piece of beloved soap-opera. But the woman considers herself a believer. On the other hand it wouldn’t be an exaggeration to say that such an allegation isn’t worse, then real believer’s deep and comprehend mindset. I mean, from the prospect of readiness to act under the common banner with other believers and tenderness of feelings. Our oldman and ex-con think that they believe. Although this method to believe is turned down by church itself. It criticizes ritualism and spiritual offences.

But will Orthodoxy embrace other social layers after it the poor and the age are won. Scarcely. Middle and higher classes live in too much fast world, in defiance of nowadays post-modernism, they are very logical in a modern manner. The logic is brought up by all begird vibe, even by the things that never reckon in the status. Advertising trains people no believing without checking and filtering information with no minimal tolerance, information overload underling on science or on facts absconding as science teach these people to critical reasoning and make them filtering information with no minimal tolerance. Critical reasoning is a foundation of science. Fast life makes current people omitting incomprehensible items and concentration on useful. These people won’t endure indolent church ceremonies, being little changed from the times of Russian middle ages, if for no other reason than because these ceremonies proceeding simultaneously with B-day. A current Russian reach person won’t stop stealing money from the public purse, because he isn’t afraid of hell or final judgment in his high-speed and electric world, he even hasn’t any time to think up these things. Additionally, there are hundreds of channels in his tele receiver, switching over Orthodox channel he already looks after hedonist way of life which closer to receptors of his skin then a pray. Sure he can wear Christian cross on his neck and speak something sort of: ‘I think that somewhat supernatural exists’. But this won’t put the reach person together with other people in Russian society. Human mentality is bizarre and the same person can speak ‘I’m going to hit the road from Russia’ and weeping long to be heard Russian anthem in a hokey match.

Перейти ко второй части статьи

Способно ли православие стать национальной идеей России?

Сегодня часто ссылаются на возрастание роли церкви в российском обществе. Общим местом считается поддержка этого со стороны государства – будто бы власти хотят, чтобы православие стало раствором, скрепляющим российскую нацию, вместо всего ушедшего, советского. Но сколько в этом правды? Воспользуемся мудрым библейским советом про то, что дерево познается по его плоду, и поставим вопрос так: если поддержка государства есть, то в чем конкретно она проявляется? Издание «Ежедневный журнал» пишет, что в бюджет страны на 2014-2016 годы приняты поправки, в соответствии с которыми по статье «Укрепление единства российской нации и культурное развитие народов России» православной церкви выделят 1млрд. 158 млн. рублей в 2014 году, а в 2015 – 600 млн. рублей. Есть и другие факты, важные для понимания настоящей связи между церковью и государством. Например, существует несколько открытых заявлений представителей духовенства о том, что они получают деньги от крупных компаний со значительным государственным участием. Речь идет о больших суммах, и вряд ли большие деньги будут направлять на маленькие дела. Приходится признать, что разговоры о клерикализации или духовном возрождении России – смотря как к этому относится – не просто болтовня.

С моей точки зрения, идея использовать православное христианство в качестве национальной идеи для России – это довольно бесперспективная идея. Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что национальная идея должна сплотить, а не еще больше разъединить общество. Для нынешней ситуации с православием это означает, что им должно проникнуться большое количество людей сразу из разных слоев населения: от бедных до самых богатых, от молодых до старых. При этом проникнуться христианством все эти люди должны искренне, потому что сближают только искренне испытываемые чувства, а видимость может быть какой угодно – это неважно. Некоторое количество бедных и старых христианство может сегодня привлечь и привлекает, правда очень часто речь идет о неосмысленной вере. Очень жизненный типаж – татуированный зек, который ворует и может убить при случае, но говорит, что «верит в бога», потому что испытывает какие-то смутно-благоговейные чувства в отношении крестиков, куполов и колоколов. Также очень похож на правду старик, который боится смерти и болеет и поэтому ходит исповедаться каждую неделю, или старуха, которой тоже одиноко, и она находит в церкви подружек и некое по-женски «интересное» настроение, которое похоже на трепет за какого-нибудь «хулио» в 99 серии мыльной оперы, но она называет это верой. Хотя все это считается обрядоверием и соблазнами в самой же религии и осуждается, с точки зрения искренности чувств и готовности объединиться для каких-то действий под знаменами православия, чем бы такие адепты его не считали, такая вера ничем не хуже осмысленной и глубокой веры.

Но охватит ли православие вслед за бедняками и стариками другие слои населения? Вряд ли. Средние и высшие слои общества живут в очень «быстром» мире, несмотря на постмодернизм, с его разочарованием в интеллектуальном восприятии действительности, они по-модерновому по-контовски логичны. Эта логичность воспитывается всем, даже тем, что в такой роли никогда не рассматривается. Например, реклама тренирует умение не верить, не проверив, огромное количество информации, в основном, опирающейся или маскирующейся под науку, воспитывает критическое мышление, ведь именно оно лежит в основе науки. Быстрая жизнь учит отбрасывать сложное, уходить от проблем и принимать быстрые решения. Избыток информации учит без всякого терпения ее фильтровать и сосредотачиваться только на полезном. Такие люди не будут выстаивать пышные церковные церемонии, мало изменившиеся в русской церкви со Средневековья, хотя бы потому, что у них в это время рабочий день. Богатый человек не перестанет красть из казны деньги, потому что в своем электронном и высокоскоростном мире он не только не боится ада и страшного суда, но ему некогда даже задуматься о таких вещах. К тому же в его телевизоре сто каналов и переключив с православного ТВ, он уже видит гедонистический образ жизни или еще что-нибудь другое. Он может, конечно, носить крестик и говорить, что «я думаю, что что-то такое есть», но это не сблизит его с православными из других слоев населения. Психика человека чудесна и люди могут одновременно верить в два и более несовместимых положения или утверждения. Человек может одновременно говорить что нужно «валить из России» и в этот момент полностью в это верить, а в другой момент проливать слезы над гимном во время хоккейного матча национальных сборных.

Перейти ко второй части статьи

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите CTRL+ENTER.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ