tribute to Alina Bikadorova.

People have been so stuffed with information that every text has to get through rigorous selection process with zero tolerance policy. If the fiction isn’t written by recognized expert, then nobody even opens it. New outstanding writers got not thanks to but against circumstances. Fortunately, there is well-tried Hollywood’s recipe of wholesale trade by rejected commodity with write-down. Get a few aged cinema stars, carefully stirring them in one movie; it is getting plain piece, sort of «The Expendables» which takes the cost. Formerly one movie set had been excessively cramped just for two famous actors. But it’s more correctly moderating somebody’s appetite when a date of consumption is close to expire to earn some money. What if we will offer to reader a novel of the size of a news mark, may be he pays by somewhat attention provided we won’t ask an exorbitant price – provided we won’t ask excessively much attention.

Space fiction for just five minutes

In twenty five century the best space fiction had written, and then they froze literature till the moment, prerequisites of a breakthrough emerges. So doings had been undertaken a few times, regarding different kinds of the art. The problem was that already written masterpieces they learnt to archive very effectively and safely, it were invented new and very comfortable methods of archives’ searching. You could effortlessly find painting, for example, even if you hadn’t had idea about its existence. Ancient books didn’t mold in humus now and had their eternal life in cultural mainstream. This depleted the art’s potential – it’s expressive means appeared not as boundless as seemed. The decision of chilling an art are made by the Government and consists in closing all organizations which exists in it they do not plough the sand, the corresponding faculties in universities are closed either. Painters, writers, musicians, sculptors retrains to an array of prospective blue-collar jobs. It is a process of defrost, it is constructed upon a difficult system of dovetailing. Though, it is unclear, whether it will have switch on again in connection with the literature. Last chilling has been proceeding six thousands of years already.

The author of last and ultimate attainment called Nichulos Evanov. He had been raising cockroaches until his forty years – quite desirable job at that time then he acquainted with the best novels of ancient writers. He twigged that fantasts reached their tops with no systematic approach to work. Their creations were mostly fruits of fancy, just a little superficial knowledge enriched in some sciences. Thereafter Evanov even bored by most exciting stories operated planets that at all vain attempts were very similar to the ground and the characters, which, despite their ‘nine feet’ and ‘telepathy’ was too much human. How can I make vivid and natural aliens? Evanov knew the answer, he installed in his head software with additional memory and processing capabilities of information and learned all the sciences that are needed in order to simulate the birth of the world, not like on the ground, from elementary particles. He carefully, step by step, created a new planet, and brought to the program factors that have contributed to its dissimilarity to the Earth. By complex calculations, Evanov defined parameters of reasonable beings, which could be on the planet. The result of all this work has turned out stunning, there has been an incredible participation effect and the reader forget that he reads really felt like they accompany Evanov’s characters in their travelling. After this novel, new writers have come together in the studio, where each developed his any issue in connection with the characters of the text or locale. All studio worked on one book. But still nothing new this s industrialization failed. Still something new from this ‘industrialization’ has not turned and literature was chilled.

Фантастический роман за пять минут

Людей так закормили информацией, что любой текст у читателя проходит жесточайший отбор по принципу нулевой терпимости. Если фантастический роман не написан признанным мастером, то его даже не откроют. Новые мастера получаются не благодаря, а вопреки. К счастью, есть проверенный голливудский рецепт оптовой реализации неликвидного товара с уценкой. Берем много постаревших звезд, тщательно размешиваем в одном фильме, получается непритязательная картина «Неудержимые», которая свое в прокате возьмет. Раньше-то даже для двух из этих супергероев один фильм показался бы слишком тесным, но когда срок годности поджимает, правильнее умерить аппетиты, чтобы получить хоть что-нибудь. Что если предложить читателю роман размером с газетную заметку, может он заплатит некоторым вниманием, не заламывай мы слишком высокую цену, не проси мы слишком много этого его внимания.

Фантастика будущего

В двадцать пятом веке был написан лучший фантастический роман, после которого литературу заморозили до появления новых предпосылок прорыва. Так делали уже несколько раз с разными видами искусств. Проблема была в том, что уже написанные произведения научились очень надежно сохранять, были изобретены и новые, очень эффективные способы ориентации в этих архивах, вы легко могли теперь найти картину, например, даже если не подозревали о ее существовании и не знали о наличии какого-нибудь художественного направления в природе. Старые произведения, которые больше не уходили в перегной, а оставались вечно в культурном мейнстриме совсем исчерпали потенциал искусств – их средства выражения оказались не такими уж безграничными. Решение о заморозке искусства принимается правительством и заключается в закрытии всех организаций, которые в нем существуют, чтобы они не переливали из пустого в порожнее, в университетах закрываются соответствующие факультеты. Художники, писатели, музыканты и скульпторы проходят переподготовку по перспективным рабочим специальностям. Процесс разморозки построен на сложной системе согласований. Впрочем, непонятно, пустят ли его когда-нибудь еще в ход применительно к литературе. Последняя заморозка длится уже шесть тысяч лет.

Автором последнего и наивысшего достижения в литературе был Неколуй Айванов. До сорока лет он занимался разведением тараканов – очень востребованная отрасль в то время, но затем познакомился с произведениями древних мастеров литературы. Он догадался, что писатели-фантасты достигли своих высот без систематического подхода к работе. Их творения были в большей степени плодами фантазии, немного обогащенной поверхностными знаниями в некоторых науках. После этого Айванову даже стало скучно, самые захватывающие рассказы оперировали планетами, которые при всех потугах были очень похожи на землю и персонажами, в которых, несмотря на их «девять ног» и «телепатические способности», было слишком много человеческого. Как можно сделать небутафорских инопланетян? Айванов знал ответ, он установил себе в голову в медицинском центре программное обеспечение с дополнительной памятью и возможностями обработки информации и выучил все науки, которые нужны для того, чтобы смоделировать рождение мира, не похожего на землю, начиная от элементарных частиц. Он тщательно, шаг за шагом создавал новую планету и осторожно вносил в программу факторы, которые бы способствовали его несхожести с землей. Путем сложных вычислений, бывший тараканозаводчик определил параметры разумных живых существ, которые могли бы быть на планете. Результат всей этой работы получился ошеломляющим, был достигнут невероятный эффект присутствия и читатель забывал о том, что он читает, а не высаживается вместе с героями на неизвестную планету. После этого романа новые писатели стали объединяться в студии, где каждый разрабатывал свою какую-либо тему, в связи с персонажами текста или местом действия. Но все равно ничего принципиально нового из этой индустриализации не получилось.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите CTRL+ENTER.

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ