Есть такая прекрасная традиция у редакторов Оксфордского словаря: каждый год они выбирают новое слово из множества других, которыми пополняется словарь. Слово это, как правило, очень популярное, часто цитируемое и является негласным символом года. В последнее время наблюдается интересная тенденция – чаще всего словом года становятся языковые единицы, порожденные интернетом и бурной фантазией пользователей. Так, в 2013 словом года стало любимое всеми селфи (selfie), а в словарь попали такие явления социальной жизни, как твит (tweet), фолловер, он же подписчик (follower), дарк веб (Dark Web), она же темная паутина, представляющая собой засекреченный сегмент сети, и многие другие. А словом 2015 года и вовсе стал… смайлик, хохочущий сквозь слезы. Бог с ним, что эти слова заняли место в англоязычной речи, так нет же, они плотно укоренились и в русском языке.

Чтобы не быть голословными, проведем маленький следственный эксперимент. Возьмем один день из жизни, скажем, офисного служащего, и посмотрим, сколько англицизмов он встретит на протяжении дня. Для удобства после каждого заимствованного слова в скобочках буду отмечать его английский вариант. Итак, наш Ваня Пупкин или Джон Доу, услышав спозаранку звук будильника, сонно его выключает, и начинает ритуал, знакомый каждому работающему человеку – умыться, одеться, выпить два глотка кофе на дорогу, чмокнуть любимую жену-дочку-сына-собаку-кошку, и влиться в ряды таких же спешащих сограждан.

Прихватив с собой бестселлер (best seller) про оттенки серого от Э.Л.Джеймс, наш герой едет на работу. Зайдя в офис (office), который является частью крупнейшего холдинга (holding), Пупкин здоровается с охранником и поднимается к себе в кабинет, попутно желая хорошего дня коллегам. На автомате он включает компьютер (computer), заваривает себе вторую чашечку кофе, и, удобно устроившись перед монитором, просматривает последние новости и проверяет почту. Как очень хороший менеджер (manager), Ваня-Джон помнит, что ему нужно ознакомиться с прайслистом (price-list) новых товаров, подготовить пресс-релизы (press-release), напомнить дизайнеру про баннер (banner) для новой продукции и продумать стратегию пиара (Public Relations-PR). Работы много, и пока наш герой ее выполняет, он держит в голове и то, что в 3 часа он будет проводить тренинг (training) для новичков команды. Поэтому достав айфон (iPhone), менеджер смотрит ближайшее кафе в радиусе 100 метров, в котором он еще не был, и где можно съесть сытный бизнес-ланч (business lunch). Плотно пообедав, Ваня-Джон возвращается аккурат к тренингу, который успешно проводит, и, доделав ряд других запланированных дел, вспоминает, что у него сегодня товарищеский матч по футболу (football). Хоть наш герой и не спортсмен (sportsman), но старается держать себя в форме.

Как нельзя, кстати, онлайн (online) оказывается коллега, который изъявил желание посмотреть на тренировки (training). Но, как пишет сослуживец по корпоративному скайпу (skype), пойти у него сегодня не получится. Но Джон Доу парень хороший, сочувствующий, так как сам себе создал такой имидж (image), поэтому ободряет коллегу и приглашает пойти в следующий раз.

Hадо же, рабочий день-то закончился. Сохранив нужный файл (file), и попрощавшись с коллегами, Ваня-Джон идет на парковку (parking), где стоит его железная ласточка, и с чистой совестью едет домой. Если вы, подперев щеку левой рукой, еще продолжаете читать данную статью, это хорошо. Теперь вы наглядно видите, как много англицизмов мы используем в своей речи каждый день, даже не обращая на это особого внимания. Заимствовать новомодные словечки русский человек начал еще с 18 века, и связано это, конечно, было и с потребностями общества, и с социально-историческими процессами. С распадом СССР мы стали поглощать английские слова в таких огромных количествах, насколько это позволяли делать источники информации. К новым словам-маркерам нас постепенно стали приучать: реклама, телевидение, печатная пресса, книги, Интернет (internet), кино, музыка. Судите сами: стали показывать в России американские фильмы – народ познакомился со словами блокбастер (blockbuster) и ремейк (remake); завезли произведения заграничных исполнителей – мы узнали, что есть такие вещи как трек (track) и хит (hit); стали развиваться компьютерные технологии, у нас появились понятия хакер (hacker) и браузер (browser); озадачились более плотным ведением дел с заокеанскими коллегами – нарисовались маркетинг (marketing), оффшор (offshore), дистрибьютер (distributor); приобщился русский человек к шопингу (shopping) за границей – получайте дизайнер (designer), принт (print), бренд (brand), а уж когда мы из-за бугра стали выкупать и транслировать у себя аналоги американских ток-шоу (talk show)… Не будем касаться темы подмены идеалов, навязывание американского образа жизни и т.д, это, конечно, всё есть, но это уже социокультурный аспект, требующий отдельного внимания.

Язык – система гибкая, и на протяжении долгих лет он менялся и меняется, удовлетворяя потребности общества. И так уж исторически сложилось, что с большей информатизацией общества люди быстрее усваивают новые термины и понятия. Таковы реалии сегодняшней эпохи.

Более восприимчива к данному явлению, конечно, молодежь, — подростки легко впитывают информацию, перерабатывают и транслируют обратно. У них есть свой сленг, который они не любят объяснять старшему поколению, но охотно общаются на нем со своими ровесниками. За примерами далеко ходить не будем, представляю свежачок-с, за считанное время плотно оккупировавший интернет-пространство и разговорную речь подростков. В поисках фактуры для статьи забрела я как-то на страничку молодежного журнала «Elle girl», где наткнулась на интервью с Катей Клэп, достаточно известной девушкой-блогером (web+log). Один из вопросов интервьюера (interviewer) звучал так: «А у тебя вообще много хейтеров?».

Эмс… Нater… Смысл данного слова в, общем-то, ясен сразу, но смысл его вписывания в русскоязычную среду… А чем не понравились «завистник», «недоброжелатель», «враг»? Причем этот англицизм уже настолько распространен, что на просторах интернета можно узнать, как же отличать хейтера от критика, как с ним бороться, что делать, если злобный дядька (или тетка) пишут тебе: «Да хорош хейтить!», а ты к клавиатуре два часа не прикасался, и прочие прелестные премудрости. А еще модно, если ты делаешь видео для Youtube, написать что-нибудь в духе: «Хейтеры, идите лесом»!

Ноги у хейтеров растут из произведений американского рэпа и хип-хопа (тоже, кстати, заимствованные слова). За океаном этим словом называют тех, кто люто ненавидит какого-либо исполнителя. Или что-то. Например, рэп. И разворачивает целую информационную войнушку с целью выливания большего количества грязи на голову неугодившего артиста. Превращается это, как правило, в отписку гневных комментариев на различных интернет-площадках и частенько под громко звучащим ником. Такое маленькое анонимное зло. Вредный антифан-писушка.

Безусловно, мы можем подобрать подходящий синоним из русского языка к данному слову. Честно скажу, в парах беби-ситтер (babysitter) — няня и секьюрити (security) — охрана я выберу вторые варианты. Не по каким-то национальным соображениям, а из-за того, что они короче и смысл тот же самый. Или вот слово ватерклозет (water closet), которое я увидела в газете «Метро». Пардоньте, но туалет, «толчок», «тубзик» ничем не хуже.

Поэтому, на мой сугубо субъективный взгляд, многим англицизмам вообще нечего делать в русском языке. Потому что есть эквивалент, который знаком 100% населению, и не тратится время на адаптацию этого слова к русскоязычной почве: растолковывание его людям и закрепление в речи. Происходит захламление языка абсолютно ненужными языковыми единицами. Зачем приделывать пятое колесо к машине? Лучше поедет? А с другой стороны, русский язык обогащается за счет притока новых слов. Но только оправданных новых слов, которые вошли в русскоязычный мир с появлением новых явлений, закрепились в языке, и за долгие годы не вышли из употребления. Мы можем значительно сэкономить время, сказав: «Я на баскетбол!» (basketball) и не расписывать, что ж это за игра такая. Заказывая представление клоуна (clown) для ребенка, родители не объясняют на другом конце провода, что хотели бы видеть дяденьку в цветастом костюме и парике, умеющего показывать фокусы. Здесь эквиваленты подобрать сложнее, да и в русском языке они давным-давно заняли прочное место.

Прежде всего, это термины, связанные с компьютерной средой, которые начали проникать к нам еще в 80-х годах прошлого века: интерфейс (interface), геймер (gamer), чипсет (chipset) и другие. На примере того же компьютерного мира можем посмотреть и основные механизмы русификации англицизмов (деление очень условное):

  • — транскрибируем слово, максимально похоже переводя латинские буквы в кириллические (как вам видеоадаптер Enhanced Graрhic Adaрter, он же сокращенно EGA, который наши умельцы ласково называют Яга, или Баба Яга);
  • — переводим (эхопроцессор FastEcho в народной этимологии стал Быстроух’ом, хотя, конечно, чаще всего перевод более чем прозаичен, тот же ключ (key) , например);
  • — термин или даже целое словосочетание получает абсолютно иную звуковую окраску, построенную на стилистических литературных приемах (метафора, метонимия), такой своеобразный наш ответ Европе в виде жаргонизмов (Карлсон – вентилятор, охлаждающий компьютер, Коран – документы на софт, сутенер – провайдер, блин – CD-диск);
  • — самый распространенный способ: обычная калька, где сохранен фонетический и графический строй слова (Guestbook – гостевая книга, так и будет звучать – гестбук, сюда же относятся и известные всем транзистор, логин, скриншот и др.). Кстати, данный способ заимствования очень хорошо подходит для введения в русскоязычную реальность новых понятий и явлений;
  • — к кальке добавляем отечественные суффикс, окончание, или приставку, являя на свет слово-гибрид (например, уменьшительно-ласкательное Батничек на деле оказывается файлом с расширением .bat).

Вообще, это уникальная группа слов, где фантазия человека порой творит чудесные языковые трансформации, и слово обретает черты обще-народно-фольклорного характера. Так рождается компьютерный сленг.

Никогда не забуду один анекдот:

Два программиста едут в переполненном автобусе. Один — другому:

— Что-то у меня с писюком! (толпа замирает).

 — А что с ним?

 — Да встает часто…

 — Может вирус какой?

— Да проверял, все стерильно…

— А висит хорошо?

 — Крепко, тремя пальцами не поможешь…

Сейчас персональные компьютеры (РС) уже никто не называет «писюками», мода на это слово прошла, но многие подобные адаптации в народной памяти остались: пентюх, он же пень (микропроцессор Intel Pentium), сидюк (и снова CD-диск), виндец (не подумайте ничего плохого, просто аварийное завершение работы системы Windows). Рождаются, кстати, и целые словосочетания. Например, «топтать батоны» означает всего лишь «печатать на клавиатуре» (даже несмотря на то, что button переводится как «кнопка», в этом выражении слово приобрело двоякое значение).

Сленг характерен для любой профессиональной сферы деятельности – бизнес, спорт, транспорт, право, физика и т.д. В английском языке жаргон и сленг образуются весьма разнообразными методами (впрочем, можем поговорить об этом в другой раз). А теперь просим на сцену главного виновника появления новомодных заимствований – Интернет. Соцсети, форумы, чаты – здесь рождаются легенды… Например, фишка этого года – смена популярных утиных губок-селфиков (duck face – дак фэйс) рыбьими зевками (fish gape – фиш гейп). Суть та же самая: фотографируете себя любимую и выкладываете в соцсеть, только вместо складывания губ трубочкой томно их приоткрываете, чуть показывая зубки. Вот вам явление и название для него, которого в русском языке не было.

Кстати, заимствуя какое-либо слово из английского языка, чаще всего мы его просто транслитерируем, реже – переводим по смыслу. Поэтому держите шпаргалку-подсказку. Если в слове присутствуют эти элементы, скорей всего, оно заимствовано: ция (tion), дж ( j/g), тч ((t)ch), инг ( ing), ер ( er), мен(т) (men(t)).

Закон успешного бизнеса

Почему же мы так охотно добавляем в нашу речь языковых пришельцев? Дело вовсе не в том, что мы не можем обходиться без «лишних» англицизмов, дело в том, что, согласно реалиям 21 века, обходиться без таких слов – отставать от времени и моды. Сейчас мало быть интересным подростком, нужно быть хипстером (hipster). Молочные коктейли с кусочками фруктов уже не в тренде, пейте смузи (smoothie). Нужен телефон? Переходим на айфоны нового поколения. А может, в кино сходим? Говорят, там новый ужастик, простите, хоррор (horror) вышел…

Открывая меню одного уютного паба, в который мы зашли на днях с подругой, без всякого удивления отметила для себя, что пивная карта была написана исключительно на английском языке. Список же блюд пестрел кириллицей, да только суть все равно была далека от русской кухни: бургер (burger) с говядиной, сендвич (sandwich) с беконом (bacon), снеки (snack) с чесноком… Английский язык и культура – это хорошо продаваемый тренд (trend). Напишите меню вашего ресторана на английском языке, уберите из него котлеты с макаронами, добавьте гамбургер (hamburger) и смузи, и вуаля, новое звучание псевдоанглийской песни. Ах да, цены поднимите. Другой пример – возьмем рэпера Тимати. Запускает он новую коллекцию одежды, и продает не только в России, но и за рубежом. А как пробить своему бренду дорогу к славе? Правильно, придумать и запустить хорошую историю и громкое название. Итог: подписываемся Black Star, вкладываем энное количество средств, раскручиваемся, и мы снова на коне. В итоге по вашему запросу «Блэк стар» поисковик выдает список всех необходимых ссылок (сама экспериментировала ради интереса).

Английский – это модно, престижно, и на уровне подсознания богато. Вставляя в свою речь заимствования, мы как бы становимся ближе к американскому стилю жизни, о всех прелестях которого незавуалированно рассказывают с экранов телевизора (более высокий уровень жизни, социальная защищенность, развитые технологии, экономика и т.д).

Но вообще не все так критично. Многие привлекают в свою речь иностранные слова, чтобы быстрее выучить язык, другие — найти общий язык со сверстниками (например, подросток, выросший в 90-е, поймет, что такое «писюк», но не будет знать слова «хейтер», в то время как у его современного собрата все наоборот). Для некоторых слов просто не находится достойного эквивалента в русском языке, потому что русский человек еще незнаком с новым понятием (например, наши утино-рыбьи селфики), а язык не терпит пустоты, заполняя ниши даже и заграничными терминами.

Также возникают ситуации, когда нужно разграничить близкие по семантике слова, отличающиеся некоторыми нюансами: согласитесь, есть разница между шутом и клоуном, начиная от истории появления и вплоть до функционала этих профессий. Или понятия игрок и геймер: геймер – узколокальное слово, мы сразу понимаем, что человек «рубится» в компьютерные игры, а игрок может играть на бирже, в карты, игровые автоматы, и те же самые блага компьютерной цивилизации.

Так что вот такие дела, bro…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите CTRL+ENTER.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ