В начале октября американские таблоиды запестрели фотографиями Барака Обамы и чернокожего рэпера Канье Уэста. Казалось бы, какая связь может быть между этими людьми, кроме расы? Да никакой. Если бы не одно «но». Уэст, недолго думая, решил баллотироваться в президенты США в 2020 году, на что получил от своего высокосидящего собрата пару дельных советов, а напоследок и такой вопрос:

“Do you really think that this country is going to elect a black guy from the South Side of Chicago with a funny name to be President of the United States?… That is crazy…”. (Вы действительно думаете, что в этой стране в президенты выберут чернокожего парня из южной части Чикаго с забавным именем? Это невероятно…, — ред.)

Хочется, конечно, спросить, чья бы корова мычала, но ввиду того, что в 21 веке мы представляем собой общество толерантное, то отнесемся к правительственной фигуре США с должным уважением, хотя и непонятно, чем ему имя рэпера не угодило. Да, далековато от американского, да и черт бы с ним. Как говорится, какая разница, какое имя, главное, чтоб человек был хороший. В конце концов, маленького Канье могли вообще и автобусом №16 назвать, как сделал один… замечательный новозеландец.

Но оставим все дебаты за бортом социально-политической жизни, и поговорим сегодня об английских именах – какие они были раньше и как дошли до жизни такой. Ну и немного об их переложении на русский язык.

Да пребудет с нами сам Канье Уэст!

Прозвища и пуританская чистота

Имя заграничного рэпера, как можно узнать из многочисленных фан-сайтов, да хоть из той же пресловутой Википедии, состоит из трех составляющих. Канье Омари Уэст. Так уж повелось с прошлых веков, что для английской системы имен характерны два имени и фамилия (хотя, что греха таить, имен может быть и больше).

Как правило, родившемуся ребенку дают первое имя, которое так и называется – first name (или christian name, given name, personal name), и второе или среднее имя (middle name). Обычай давать новорожденному чаду среднее имя повелось с 18 века. Частенько добавляются третье и четвертое имена, а что такого, законодательство-то не запрещает.

Бывают случаи, когда у человека и с десяток средних имен набирается, однако правилом хорошего тона все-таки считается давать ребенку не более четырех средних имен. Главная задача всего этого непотребства – подчеркнуть индивидуальность человека. Джонов, Мэри, Ричардов и других много, отчество в англоязычных странах отсутствует, а различать как-то надо. Среднее имя указывается также во всех официальных документах и деловой переписке человека.

Во имя наречии англичане порой творят очень интересные и не всегда понятные вещи. В качестве имени может выступать любое слово, помимо традиционного имени – достопримечательность, географическое название, литературный персонаж, число, прозвище покойной кошечки соседской бабульки, да хоть в честь любимой марки машины обзовите ребенка, всё можно (хотя, конечно, мучений чада в будущем хватит на несколько жизней вперед).

Например, футбольная чета Бекхэмов окрестила своего первенца в честь района в Нью-Йорке — Бруклин, хотя второе его имя вполне прозаичное – Джозеф. Второго сына они нарекли более романтично – Ромео, вспомнив персонажа шекспировских страстей. А одно из имен дочки вообще является числом – Харпер Севен Бекхэм (именно под этим номером звездный папа защищал спортивную честь Англии). Чаще всего среднее имя является данью уважения далекому предку или другу семьи, а может, и какому-либо правителю или известной личности. Одна из очередных давних английских традиций – брать фамилию дорогого семье человека в качестве имени. Далеко за примером ходить не надо – третий сын Бекхэмов, Круз Дэвид Бекхэм, названный так в честь главного героя франшизы «Миссия невыполнима» и близкого друга семьи Тома Круза. Кстати, непрочь англичане к фамилии дорогого человека приплюсовать и его имя при наречении ребенка.

Правда, возникают ситуации, когда имя человека его не устраивает и не устраивает до такой степени, что он хочет вычеркнуть его из памяти. В таком случае первое имя числится на документах, а вторым именем человека называют в жизни. Однако если вы думаете, что в современном мире называть ребенка в честь счастливого числа или любимой марки машины – великая блажь родителей, которые уже не знают, как еще можно соригинальничать, вы заблуждаетесь. Во многом, нынешняя система имен сложилась под влиянием истории матушки-Англии, и бывали, к сожалению, ситуации, когда кроме неприкрытого садизма история ничего по отношению к англичанам не проявляла.

Англосаксы спокойно довольствовались одним именем, которое чисто внешне и по звуковой составляющей напоминало скорее нарицательное прозвище. Со временем оно усложнялось, и уже позже можно было выделить одноосновные имена и двуосновные. Одноосновные имена повторяют историю наречения человека на Руси, когда за какие-либо черты характера или внешний вид индивид получал говорящее имя-прозвище, с которым и жил до конца жизни. Одноосновные имена достаточно простые по своему виду. Например, Mus (древнеангл., означает «мышь», — ред.) вполне явственно рисовало образ проворного, невысокого мужчины, может, как с позитивными, так и отрицательными мышиными повадками.

А можете себе представить, какую царственную особу женского пола наделили бы именем Beage (древнеангл., другой вариант — Begu), что означает «корона, ожерелье, кольцо»? Такие имена скрывали за собой целую историю, и выступали уже фактически в качестве прилагательного, характеризующего качества того или иного человека. Чаще всего они были сокращенной формой двуосновного имени. Двуосновные имена со временем вытеснили своих простых собратьев, они сложнее морфологически, но богаче по своему значению.

Вспомним имя, уцелевшее до наших дней, хотя и немного в видоизмененной форме. Eadweard (древнеангл.) – соединение слов eād («счастье, богатство, удача») и weard («хранитель, страж»). Вариации перевода могут быть самые разные – хранитель богатства, страж удачи или счастья, и так далее. Хотя, конечно, не исключено, что англосаксы наделяли это имя, как и множество других, совершенно другим значением. Баловались они и сокращением имен. Например, в 8 веке можно было встретить такую запись: Edwine – Eda.

Закономерно, что в будущем традиция сокращения имени и использование уменьшительно-ласкательных суффиксов сохранится и в современных традициях имяобразования, тем более, что с помощью суффиксов можно было указать на родство с определенным человеком.

Близкородственные связи подчеркивались использованием общегерманского суффикса –ing. Например, имя Goding (древнеангл.) произошло путем присоединения к слову God (Godd, Goda, Godda), что можно перевести в двух значениях – «хороший» и «бог» суффикса –ing. В целом это бы означало, что такой-то малыш является сыном «Года». Или бога, если скромность позволяет.

Второй способ образования имени новорожденного тоже незамысловатый – составлялось оно из имен родителей.

Скажем, имя матери звучит как Wulfgifu (древнеангл.), что соединяет в себе значения «волк» и «дар, подарок», отец назывался Aethelstan (в переводе с древнеанглийского значило «благородный» и «камень»). Путем нехитрых манипуляций получаем имя для сына – Wulfstan.

Увы, от англосаксонского наследия уцелели крохи информации. По данным известного профессора К.Б. Зайцевой, в английский именник сейчас входит всего около 8% древнеанглийских имен. Благодарны мы за такое безобразие должны быть свирепым норманнам, которые прошлись по Европе опустошительными набегами, в 1066 году разгромив последнего англосаксонского правителя Гарольда Годвинсона. Суровые сыны Нормандии остались на берегу туманного Альбиона, постепенно ассимилировав с местным населением, что и вылилось в постепенное вытеснение древнеанглийского именного наследия.

В научно-исследовательских работах мы можем наткнуться на такое свидетельство:

«После завоевания Англии норманнами в английский язык проникают старофранцузские уменьшительные суффиксы -el, -el, -in, -on, -ot. Образуются уменьшительные или ласкательные имена Hamel, Hamelin, Hamelet (< Ham < Hamon(d) + -el, -el-in, -el-ot), Bartelot, Bartelet (< BART < BARTHOLOMEW + -el-et) и др. В это же время… используются также английские суффиксы -cock, -kin: Adcock, Malkin. Эти суффиксы были продуктивными в XI—XIV вв., и теперь их можно встретить в фамилиях, возникших в среднеанглийский период: Atkin (< Ad < ADAM + -kin), Babcock (< BAB < BARBARA + -cock), Tomkin (< TOM < THOMAS + -kin) и др».

Так появляются прообразы современных William, Robert, Ralph, Richard и др., из древнеанглийского до наших дней «выживают» сильнейшие: Edgar, Hilda, Alfred и т.д.

Но чаще всего к «аглицкому» имени находится норманнский аналог: например, таким образом, древнеанглийское Ceorl сначала заменился древнескандинавским Carl (Karl), а теперь, на современный лад, и вовсе звучит как Charles. Но не только пришельцы-завоеватели потрудились над искоренением древних имен англичан, внесло свою лепту и активное распространение на территории Британии христианства. Активное обращение в веру началось где-то с 7 века, неоднократные попытки «христианизации» Англии принимались и раньше, да только «атака» не была столь массированной.

Правящая верхушка и элита общества перенимают библейские имена и активно новообращаются, основная же масса населения предпочитает зваться по-старому, поэтому неудивительно, что такой исход дел сохраняется еще несколько веков.

Ситуацию переломили два ключевых события:

  • — в конце 1300-х годов Библию переводят на среднеанглийский язык;
  • — в начале 16 века в Британии вводят новое правило: регистрация новорожденных теперь обязательна, и каждое дите получает христианское имя при крещении.

Имя ребенку выбиралось согласно святцам, и постепенно все языческие англосаксонорманнские имена сменились библейскими. В мир земной пришли Michael, Peter, Mark, Stephen, Matilda, Anne, Isabel и другие, причем из некоторых имен образовывались новые вариации (Maria — Mary).

Кстати, в состав именника того времени вошли и совершенно чуждые предкам англичан имена, типа Melodia или Cassandra. 16-17 века ознаменовались яростной борьбой протестантов-кальвинистов с католической церковью. Пуритане были товарищами довольно-таки агрессивными, так еще и ревностными фанатиками. Они желали искоренить всё католическое, что их окружало, а себя считали непогрешимыми и избранными, как царь-батюшка Морфеус хакера Нео из «Матрицы».

Детям стали давать имена из Ветхого и Нового Заветов: Adam, Isaac, Samuel, Abraham, Sara, святцы были прокляты и закинуты на антресоли.

Кальвинисты создавали имена и сами, стараясь придать добродетельную и непорочную коннотацию (Hope – «надежда», Faith – «вера»), обращались к латыни за вдохновением: Renovata – «обновленная», или же Deodatus — «данный богом». Когда на них нападал совсем уж воинственный дух, то рождалось и такое: Reformation («реформация»), Sorry-for-Sin («прости за грех»), Everlasting-Mercy (кто ж откажется от «бесконечного милосердия»).

Однако дальше уже начиналось форменное безумие. Мы обмолвились в начале статьи о неприкрытом садизме, который имел место быть в имяобразовании, так вот оно.

У пуритан наряду с вполне приличными как-то уж очень много имен с негативной коннотацией. Брошенного ребенка они могли обозвать и Repentance – «покаяние». А когда принялись сочинять свои имена-лозунги, то это и вовсе превратилось в какой-то театр абсурда. Как вам: Flie-Fornication Andrews («избегай-прелюбодеяния Эндрюс»), или Tamesine («обуздай грех»)?

Это еще ничего, вот варианты подлиннее: Obadiah-bind-their-kings-in-chain-and-their-nobles-in-arons Needham («Авдий-Закуй-Их-Царей-В-Цепи-И-Их-Вельмож-В-Кандалы Нидхем»), или Through-Much-Tribulations-We-Enter-into-the-Kingdom-of-Heaven Crabb («Через-Многие-Испытания-Мы-Войдем-В-Царствие-Небесное Крэбб»). Второе имя можно сократить до Tribulation («испытание»), что тоже не ахти, или просто звать Крэбб, а в первом случае кроме Нидхема ничего не остается.

Отсылает к определенным историческим событиям в СССР, когда малышей называли Ватерпежекосма (Валентина Терешкова – первая женщина-космонавт), Даздрасмыгда (Да здравствует смычка города и деревни), или, чтоб совсем жизнь раем не казалась, Луиджи(а) – «Ленин умер, но идеи живы». Ввиду вышесказанного, у нас две новости. Начнем с плохой: некоторые из приведенных шедевров благочестивых заграничных фанатиков благополучно дожили до 19 века. И хорошее известие: мода на библейские имена прошла, и Англия вместе с Америкой вернулись к своему стандартному именослову.

Vita Nova

Как показала история, английский именослов имел множество источников вдохновения и на данный момент являет собой невероятно богатейшую кладовую. На протяжении последующих веков новые имена заимствовались из других языков, вычитывались из книг, рождались из фамилий, да и просто сочинялись, как говорится, от балды, на потребу фантазии.

Схематично личные английские имена можно разделить на три группы:

  • — имена исходные или полные;
  • — их варианты;
  • — производные от имени.

Например, краткими формами древненемецкого имени Richard будут Dick, Richie, Richi, Rick, Ricki и т.д. Ласково мальчика можно назвать Dicky, а если имя не понравилось, подобрать другой похожий вариант.

Удивительное дело, но даже в документах вы можете зарегистрировать ребенка под уменьшительной формой имени, и это будет являться вполне себе официальным именем. Для зарубежных СМИ абсолютно приемлемо назвать какую-либо руководящую правительственную шишку уменьшительной формой имени, в то время как для России такое положение дел было бы нонсенсом – вряд ли хоть одно русскоязычное издание напишет «Вовка Путин встретился с Тони Блэром»…

Кстати, выбирая то или иное сокращение имени, можно выразить свое отношение к человеку. Согласитесь, мягкое Richi как-то более располагает к общению, чем Rick. Этим приемом активно пользуются все те же журналисты, склоняя на разный манер имена правительственных фигур в зависимости от того, что те опять натворили, – читатель, открывая писательский опус, может почувствовать как лукавую усмешку автора, так и неприкрытый сарказм.

Вообще, прибегая к сокращенным формам имени, надо быть осторожным. Не всем Робертам нравится, когда их зовут Боб, или Берти. Когда это ребенок, такое допускается, но для взрослого человека это уже становится неприятным.

Неуютно себя чувствуют и те, чье имя можно дать и девочке, и мальчику, хотя это, кажется, уже общемировая проблема.

Еще одна головная боль для родителя – избежать неблагозвучных сочетаний. John Johnson… Хм, звучит как масло масляное. То же касается и частоты употребления определенного имени в пословицах и поговорках.

Поэтому выбор имени для англоговорящих – это целый ритуал. Одни в поисках оригинальности изобретают совершенно немыслимые наречия, другие следуют за модой, религией или собственными ассоциациями.

А главная трудность для русского человека – правильно перевести заграничные имена.

Здесь стоит учесть пару моментов. Во-первых, как мы уже убедились, большая часть английского именослова восходит к Библии, и у каждого имени есть свое закрепленное переложение на другой, в том числе и на русский язык: Иван – Иоанн – John – Jack, или Елизавета – Изабелла – Изабель – Elisabeth. Эти параллели полезно всегда держать в голове.

Во-вторых, какой вариант имени предпочесть в тех или иных случаях? Смотрим на контекст. Высокопарный там слог, или обычная разговорная речь, имя надо «подбирать», чтобы оно соответствовало окружению и не выбивалось из общей стилистики. Что касается семантики и звучания, то английское имя переводят обычно одним из трех способов:

— с помощью транскрипции, когда воспроизводят звучание иностранного слова так, чтобы оно было максимально похоже на первоисточник: Carrie -Кэрри, Victoria – Виктория;

— прибегая к транслитерации, побуквенно возводя структуру имени, только уже на кириллице: Xenia – Ксения, Tatyana – Татьяна. Кстати, транслитерация частенько выступает в симбиозе с транскрипцией;

— ну и, в конце концов, можно просто перевести имя по смыслу. Однако и здесь есть пара подводных камней.

Возьмем для примера такое замечательное имя, как Prudence. Конечно, мы можем его перевести и оставить в таком виде в контексте. Однако представьте, что в какой-нибудь английской романтической книге рассказана душещипательная история о милой и кроткой девушке по имени… по имени «благоразумие», черт возьми, да, мы же так решили перевести имя нежной барышни. Будь персонаж книги живым человеком, она бы, наверное, застрелилась.

В общем, как быть в таком случае? Здесь несколько вариантов: обратиться к двум вышеперечисленным методам перевода, что достаточно тривиально и неинтересно, или найти (придумать) русскоязычное имя, близкое по значению. Так что вот вам задачка для ума, товарищи. И напутственное слово: переводите имена с опорой на контекст и делайте это всегда благоразумно.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите CTRL+ENTER.

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ